Главная Общество Соседи моего детства
29.07.2017
Просмотров: 146, комментариев: 0

Соседи моего детства

Томас Фуллер утверждал: «Можно жить без друзей, но нельзя без соседей». Вспоминая свое детство, которое прошло на улице Гагарина в поселке Сяве, не могу не вспомнить соседей. 

Это наши однофамильцы Рябковы — Леша и Маруся, Груздевы — Саша и Нюра, Вихаревы — Коля и Тася. Мои папа и мама — Рябковы Конон и Лидия — были самыми молодыми среди родителей. В каждой семье — не меньше двух детей, поэтому в заулке всегда было шумно, весело.
Летом утро почти у всех начиналось одинаково: вставали рано, провожали коров, шли в огород. Дети просыпались позднее, когда уже вкусно пахло блинчиками, вьюшками или ватрушками с творогом. Стряпню запивали молоком: чай в нашем доме пили только зимой, заваривая мяту и зверобой. Каждый день родители давали нам задание: прополоть грядки, увести теленка в телятник, сходить за хлебом (покупали по 8–10 буханок), присмотреть за младшими братьями и сестрами. С наступлением ягодной поры каждый день на столе появлялся трехлитровый бидончик. Мы ходили за черникой, малиной, голубикой. Ягод насушивали целые наволочки! В лес отправлялись одни без взрослых. Нас было много: Валя и Люда Рябковы, Валя Архипова, Галя Соловьева, Тамара Вихарева, сестры Полозовы. Сначала наполняли бидончики, а потом досыта наедались ягодами. Если кто-то отставал, ему помогали сообща, по горсточке досыпая в емкость.
Когда все дела были сделаны, снова собирались вместе. В каждом огороде был выделен уголок, где играли то в магазин, то в больницу, то в школу, а на улице — в прятки, классики, скакали на скакалке. Ходили купаться на Какшу. Вечером возвращались усталые родители: кто с работы, кто с сенокоса. Начиналась другая жизнь. Если мы чем-то им не угождали, нас могли и наказать, поэтому детвора притихала. Доставалось чаще от мам, а сосед дядя Леша заступался за нас, угощая конфетами.
В нашем заулке были сложены маленькие печки, которыми пользовались летом. О газе мы даже не слышали, а готовить дома было жарко. Вечером на каждой печке варилось, жарилось что-то необыкновенно вкусное: картошка с грибами, с тушенкой, уха, оладьи, ягодный кисель. Вся ребятня ходила и снимала пробу. Это было самое вкусное и счастливое время суток!
Когда дневные дела были завершены, накормлена скотина, политы и прополоты грядки, соседки усаживались на крылечке. Начинался разговор: хвастались, кто больше снял огурцов, помидоров, кто сколько сена накосил. Говорили о планах на следующий день. Мы любили такие посиделки: можно было прижаться к маминому плечу, послушать бабушкины истории. А рядом в гаражах курили мужчины, ремонтировали мотоциклы, о чем-то тихо беседовали. Как хорошо, радостно и спокойно!
Но бывали и другие вечера, когда соседки ссорились! Ух, какой шум! Дети прятались на сеновале и узнавали много нового о своих родственниках: у кого руки не из того места росли, кто не умел солить грибы, кто еще чего плохо делал. С летних печек летели сковородки, в кастрюли горстями кидалась соль, громче лаяли собаки, дрались соседские кошки. Но после таких сцен обида быстро забывалась. Раздражение, скорее всего, возникало из-за усталости. Не помню, чтобы кто-то из соседей ездил отдыхать. Взрослые очень много работали, а отдыхом для них была смена деятельности. Но праздники справляли с размахом! Гуляли всей улицей, отмечая Пасху или конец сенокоса. Выносили на улицу столы, которые ломились от угощений. Готовили окрошку, яблочник, студень, картошку, кашу, пироги. Из напитков приносили топленое молоко, деревенское пиво и, конечно, самогон! Допьяна никто не напивался. А вот песни, частушки разносились по всей Смолокурке! Детей за стол не сажали, мы со стороны любовались нашими мамами в простых ситцевых платьях. Какие красивые и молодые они были!
Шло время. Мы взрослели, а родители старились. Когда приезжали в родной дом уже со своими семьями, обязательно заходили к соседям поздороваться. Все по-прежнему заботились друг о друге, помогали до самой старости. С годами праздников стало меньше, а поминок — больше. На улице остались почти одни вдовы. Одинокие женщины ещё больше сроднились, стали похожи друг на друга. Изменилась тематика разговоров на лавочке: чаще говорили о болезнях, пенсиях, радовались успехам детей и внуков.
Восемь лет назад моей мамы не стало. В последние дни она, вспоминая свою жизнь, часто говорила: «Я, Таня, счастливую жизнь прожила, вокруг меня были только добрые люди: и в доме, и на работе».
Навещая мамину могилку на кладбище, обхожу и захоронения соседок. У каждой из них — своя судьба, но все были одинаково трудолюбивы, добры, гостеприимны. На нашей улице осталось мало старожилов. До сих пор с удовольствием захожу к одной маминой подруге — Галине Николаевне Замараевой. Она угощает меня пряжениками, чаем с мятой и зверобоем. Пожилая женщина внимательно выслушает, поможет советом. Вспоминаем с ней добрым словом наших общих знакомых: веселую красавицу Марусю Рябкову, искреннюю Нюру Груздеву, неугомонную Зину Архипову и мою любимую мамочку Лидию Рябкову.
Здоровья вам, любимые соседи моего детства!
Татьяна Соколова
Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
       
ИНН: 5204000590
ОГРН: 1025200939763