Главная Общество Стояли насмерть
15.10.2016
Просмотров: 250, комментариев: 0

Стояли насмерть

«Павшие в июне 41-го пограничники не могли знать, что командование вермахта отводило на взятие пограничных рубежей нашей Родины 30 минут. Их защитники держались сутками, неделями… Из 485 западных застав ни одна не отошла без приказа… Павшие в июне 41-го пограничники не могли знать, что война продлится еще 1414 дней. Павшие в июне 41-го пограничники не могли услышать залпов Победы. Родина салютовала тем, кто шел к Великой победе… и тем, кто сделал к ней первый шаг...»

Среди тех, кто первым принял на себя удар немецко-фашистских захватчиков был и человек, чье имя есть в книге Памяти Шахунского района. Звали его Иван Павлович Сорокин.
Родился он в 1914 году. Участник советско-финской войны в 1940 году в должности политрука 3‑й стрелковой роты 38‑го отдельного пограничного батальона НКВД Особого назначения. В 1941 году И. П. Сорокин – политрук 5‑й погранзаставы 2‑й комендатуры 17‑го Краснознаменного Брестского погранотряда.
Рано утром 22 июня 1941 г. политрук Сорокин, только в полночь вернувшийся домой с проверки нарядов, был разбужен грохотом немецкой артподготовки. Быстро одевшись и дав наказы жене, он побежал на заставу. Начальник заставы поднял пограничников по тревоге. Громкие и частые разрывы у Буга не оставляли сомнений, что это крупномасштабная провокация немцев, может быть, даже посерьезнее хасанских событий. План действий пограничников заставы в подобной ситуации предусматривал занятие опорных пунктов внешнего кольца обороны. Не мешкая, стрелковые отделения, усиленные пулеметными расчетами, во главе с командирами выдвинулись на подготовленные рубежи.
Командование заставой принял на себя находившийся там начальник отделения службы отряда капитан Семен Максимович Гриненко.
Застава охраняла участок границы по реке Западный Буг протяженностью около шести километров, на участке проходила шоссейная дорога Янув — Подляски — Большие Мотыкалы — Жабинка. Так как застава находилась на оперативном направлении, то она была укомплектована сверх штата — до 80 человек, а накануне войны для усиления прибыло еще 29.
Передовой отряд немецких подразделений численностью до 200 человек форсировал Западный Буг через час после начала артобстрела, и к шести часам немцы вышли к деревне Чилеево. Когда до заставы оставалось около 150 м, немцы стремительно бросились вперед, но их встретил плотный пулеметновинтовочный огонь. Первая цепь наступавших была почти полностью уничтожена, остальные укрылись во рву. Вскоре к немцам подошла еще одна рота и после короткого, но мощного артиллерийского обстрела они вновь пошли в атаку.
На этот раз пограничники подпустили их на 60–70 м, а затем по команде капитана Гриненко открыли огонь из всех видов оружия. Он сам вел огонь из станкового пулемета, из ручных — старшина заставы Иван Петрович Максимов и пулеметчик В. Гнатенко.
Понеся большие потери, немцы временно прекратили атаки. Но были погибшие и среди наших – капитан С. М. Гриненко. После его гибели командование принял на себя политрук И. П. Сорокин.
По его приказу застава заняла круговую оборону. Сорокин был человеком неукротимой энергии и храбрости, готовым пожертвовать собой ради общего дела. Он обходил бойцов и приказывал им стойко защищать свой рубеж. А когда его спросили: где семья и не нуждается ли она в помощи, он ответил: «Сейчас надо думать об одном — не пропустить врага. Среди советских людей жена и сын не пропадут».
Вскоре немецкая пехота вновь пошла в наступление, на этот раз при поддержке танка. Обойдя заставу, они атаковали с фланга. Кавалерист Сидоров и стрелок Александр Черников залегли со связками гранат в яме. Когда до танка оставалось метров 15, Черников бросил связку под гусеницу. Раздался взрыв, и танк замер. Это подбодрило пограничников, и атака противника была отбита. Немцы, понеся потери, отошли. Но понесли потери и пограничники: был вторично ранен политрук Сорокин.
Обстоятельства боя за 5‑ю заставу достаточно хорошо известны. Впервые о них рассказал писатель Сергей Сергеевич Смирнов в своей книге «Брестская крепость». Трагическим эпизодом боя стало то, что немцы применили «живой щит» из местных жителей. Когда первая волна атаковавших была рассеяна пулеметным огнем пограничников, уцелевшие и раненые враги оказались прижаты к земле, поэтому не имели возможности отойти назад. Тогда, собрав по деревне тех, кто подвернулся под руку, немцы поставили шеренгу из мирных жителей и под их прикрытием вынесли своих раненых с поля.
Заканчивались боеприпасы, и политрук решил прорываться и попытаться присоединиться к основным силам комендатуры или частям РККА. В группу прикрытия вошло около 20-ти добровольцев. Ее возглавил сам И. П. Сорокин. Их позиции штурмовал батальон немцев при поддержке четырех танков. Пограничники держались до последнего патрона, и только их гибель позволила врагу продвинуться вперед.
На другой день после боя, 23 июня 1941 года, местные жители похоронили в братской могиле рядом с заставой капитана С. М. Гриненко, старшего помощника начальника 5-го отделения Н. И. Кузнецова, политрука И. П. Сорокина, заместителя политрука М. С. Паволоцкого, сержантов Туманова, Н. С. Надарченко, С. С. Калмыкова, рядовых А. С. Сафонова, Сидорова, Г. С. Павлова и других. Всего — 20 человек.
Подвигу пограничников 5‑й погранзаставы посвящен фильм «Год сорок первый» советского телевизионного сериала «Государственная граница». Герои этого фильма имели реальных прототипов.
Семья Сорокина И. П. – жена Мария Ивановна и сын Валерий – проживали в деревне Красной Шахунского района.
Сергей Горбачев
Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
       
ИНН: 5204000590
ОГРН: 1025200939763