23.05.2013
Просмотров: 879, комментариев: 0

Фелицата

Звонок в редакцию газеты «Знамя труда» был необычным: «У меня есть о чем рассказать читателям. Приходите, пожалуйста, побыстрее, а то мне уже 85. Мало ли что…». Это была жительница города с редким и красивым именем – Фелицата, по отчеству – Ивановна, по фамилии – Лежнина. Мы встретились с ней после Дня Победы.
«Мамочка»
– Да меня Фелицатой почти никто и не зовет, – улыбнулась она, – трудно выговаривать. Я всем представляюсь как Фиса.
На пятом году жизни Фисы её отца убил в пьяной драке слабоумный односельчанин. Семья Кивериных (девичья фамилия Ф.И.Лежниной) была одной из самых бедных в деревне Ялганцы Кикнурского района: двор пустой – никакой скотины. Началась коллективизация. Раскулачили соседей, живущих напротив них: хозяина посадили в тюрьму, а жену с малыми детьми из дома выгнали и по миру с сумой пустили. Тогда к овдовевшей Анне Кивериной председатель колхоза привел «на постой» двух коров и двух лошадей от раскулаченных соседей. Фермы еще не было, вот и держали скотину по дворам на привозном корме.
С шести лет Фиса с сестрой пасла телят. Вставали в четыре утра и гнали стадо в поле. В первый класс пошла, когда ей исполнилось 11 лет: до этого не было одежды, чтобы в школу ходить. Но через два года Фиса со слезами пришла к матери: «Не буду больше учиться. Я самая старшая в классе, надо мной смеются, мамочкой зовут». Стала она рядовой колхозницей, работала наравне со взрослыми. Когда началась война, и ей исполнилось 14 лет, получила повестку о трудовой повинности. Фиса вместе с другими подростками должна была явиться на ткацкую фабрику в Киров.
«Указница»
В Кирове 60 подростков, приехавших из деревень в первую ночь закрыли под замок в тесном красном уголке одного из зданий, лишив не только еды и питья, но и выхода по нужде в туалет. Это сразу вселило страх. Ощущение приближающейся трагедии усилилось, когда на следующую ночь детей поселили на постоянное место жительства в недостроенный холодный барак, за стенами которого трещали морозы. Закрывшись матрацами, они не могли согреться и не спали до утра. После чего было принято стихийное решение – бежать домой, пока живы!
Толпу подростков задержала на вокзале милиция. Без суда и следствия всех в соответствии с Указом «О порядке привлечения граждан к трудовой повинности в военное время» приговорили… к пяти годам лишения свободы и отправили в колонию, где их ждали непосильный труд по разгрузке вагонов с дровами и тюремная баланда. В среде заключенных они стали «указниками», чтобы было понятно, за что сидят. «Указницей» Фелицата пробыла до августа 1945 года. Многое ей пришлось испытать: жила в землянке, заполненной водой, ходила в рваной фуфайке и заплатанных брюках, которые пришлось надевать на голое тело после того, как нижнее белье сгорело на «жарке», применявшейся для уничтожения огромного количества платяных вшей. Ботинки из брезента на деревянной подошве были куда хуже лаптей. Женщины-охранницы, глядя на мучения девчонок, плакали от жалости вместе с ними.
Невеста и жена
Семья Кивериных к возвращению Фисы переселилась в Шахунью. Сестра и мать не узнали истощавшую и почерневшую Фису.
– Я выглядела как покойник, – вспоминает Фелицата Ивановна, – для меня тут же истопили баню, вымыли и дали чистое белье. Ради того, чтобы вернуть меня к жизни, они подрядились жать рожь в Мартяхино. Меня взяли с собой, но работать не давали. Сами трудились за троих, а меня отпаивали парным молоком, которым с ними рассчитывались.
Сначала семья снимала в Шахунье квартиру. Пришлось продать корову, чтобы купить жилье: хватило на домик по улице Ляпидевского. Он был такой маленький, что они ласково называли его банькой, банюшкой. Для того, чтобы устроиться на работу, Фисе нужно было получить паспорт. Сделать это было непросто, ведь она числилась колхозницей и жительницей деревни Ялганцы. Чтобы решить вопрос, дядя дал им с матерью соли. Тогда это считалось средством для взятки: соль была в дефиците, да и стоила 10 рублей стакан – немалые деньги. Паспорт обошелся в четыре стакана: два – секретарю сельсовета, два – чиновнику в Кикнуре.
Сестры пошли работать в лес на «мочальник» (пилили липу, сдирали с нее кору и замачивали в ямах с водой). Мать жалели, оставляли дома. Но она без дела не сидела: загородила и вскопала огород в 18 соток. А вот картошки на посадку не было. Помогли добрые люди – дали хороших семян. Денег не взяли! Урожай был таким, что излишки картошки Фиса отваривала и вместе с пареным луком продавала на станции проезжающим.
Женихов после войны не хватало, но Фисе повезло: сваты пришли к ней в дом, когда она спала после ночной смены. Его звали Николай. Он был на год старше её, красивым, кудрявым парнем, но сиротой и «бесприданником». Родителей лишился в четыре года: отец умер вскоре после рождения младшего брата, а мать не выдержала раскулачивания и оставила годовалого братишку Коле.
Любовь к Фисе пришла уже после того, как в 1949 году их брак был зарегистрирован. Они счастливо прожили 35 лет. Работали вместе в НГЧ: он – молотобойцем в кузнице, она– штукатуром. Его не стало в 1984 году. В новой двухкомнатной благоустроенной квартире, о которой они мечтали, он прожил всего два года. У него был туберкулез. Николай очень беспокоился, чтобы не заразилась жена, которая так заботливо за ним ухаживала.
Горожанка
Фелицата Ивановна по праву считает себя старожилом Шахуньи. Город рос и строился на её глазах, и она принимала в этом непосредственное участие: работала на возведении здания «Заготзерна», средней школы по улице Ленина. Выгружала вагоны с лесом, кирпичом, цементом и известкой, которые шли на ремонт и строительство домов. По ее словам, работать порой приходилось сутками: не успеешь прийти домой, как опять вызывают на разгрузку вагонов.
Свой очередной, 86-ой, день рождения Фелицата Ивановна будет отмечать вместе с юбилеем любимого города в августе. Бог не дал ей детей, но у нее есть племянник, к которому она относится как к родному сыну. Сейчас он навещает ее и помогает по хозяйству. Но пока она чувствует себя бодро. На балконе у неё крепкая помидорная рассада.
– Вчера навозу на 200 рублей купила, – делится она со мной, – лук надо высаживать, морковь посеять…
Её жизнь продолжается, а старость пусть будет счастливой. Она этого заслужила.
 

Татьяна Шохирева 

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
       
ИНН: 5204000590
ОГРН: 1025200939763