Главная Общество Деревенское детство мое
03.12.2013
Просмотров: 834, комментариев: 0

Деревенское детство мое

В нашей газете есть замечательная рубрика об истории деревень, теперь уже исчезнувших. Решила и я внести свою лепту в это благое дело и рассказать о деревне Лопатино Верховского сельсовета. Поскольку жила там только в 50-е годы прошлого века, пока училась в начальной школе, то воспоминания мои ограничены, но возможно кто-то из жителей или их потомков продолжит мое повествование.

Наш родительский дом стоял в лесу, на кордоне. Когда пришла пора идти в школу, поселили меня на квартиру в  бездетную семью. Это были добрейшие люди. Питалась вместе с ними. Мне мама только большой каравай хлеба пекла на неделю, а «приварок» – хозяйский. Спала я на одной кровати с бабушкой Анной, которой было уже за 70. Дед Василий, седьмой год парализованный, занимал вторую кровать. Изба у них маленькая, так что сыну, инвалиду войны, и его жене (тоже не первой молодости) приходилось спать на полу на соломенном домотканом матраце. Потом, когда дед Василий отошел в мир иной, к ним председатель колхоза А.Х.Калистов на постой еще и уполномоченных приводил, потому что в деревне таких безотказных людей, пожалуй, не найти было. Хозяйку, на редкость радушную, опрятную и мудрую женщину, звала я тетей Любой. 
 
Деревня Лопатино была большой, расположенной буквой Г. Главная улица чуть ли не с километр, а вторая, маленькая, – односторонок: избы на ней – только по одной стороне, и всего-то их в мою бытность четыре было. В пятистенных домах в одной половине жили хозяева, в другой – квартиранты: у Глухаревых – магазин, у Пинаевых – наша начальная школа. Все четыре класса в школе занимались вместе у одной учительницы Антонины Ивановны Тютиковой. 
 
В семьях в ту пору детей было много (в нашей семье – шестеро), но дома с нами никто не занимался, не спрашивал об уроках. Родители работали не покладая рук за «трудопалочки», как они говорили. Давали немного и зерна, которое на лошадях везли молоть на Ветюговскую мельницу (в четырех километрах от Красногора). Потом пекли ржаной хлеб в русских печах. Приговаривали: «Матушка-рожь кормит всех сплошь». А на наших нечерноземных землях рожь лучше всего и росла. «Лишние» продукты возили на базар в Сяву. В основном картошку. Если семья небольшая, а корова в хозяйстве хорошая, то и молоко, сметану копили на продажу, чтобы купить обувь да кое-что из одежды. Жили бедно, но, я бы сказала, весело. Была, видимо, радость от того, что выстояли, выдюжили такую войну.
 
По зимам народ собирался на беседки. Играли в «ремень». Ведущий бросал на пол ремень и говорил: «Ванька Глухарев (к примеру) тонет!» Должна его «тащить» та девушка, с которой он дружит. Она поднимала ремень и называла другую пару, выдавая подчас тайну их дружбы. Бывало, если парень хотел подружиться с девушкой, он легонько хлестанет избранницу ремнем и передаст его своему другу, а сам выходил в холодный коридор и ждал. Друг выгонял девушку «на совет» следом за парнем, и горе той, которая заупрямится (а может, парень ей несимпатичен), друг хлестнет ее, уже не шутя. Все равно хоть на минуту, но выбежать в коридор придется, чтобы объясниться. 
 
В те годы в Лопатино были два двора для коров, конюшня, телятник. Механизации никакой, все вручную. Году в 1952-м построили дом для магазина и пекарни. Формы для хлеба были разные по величине, и буханки взвешивали на весах. Изредка пекли даже белый хлеб.  
 
В начале 50-х электричество в деревне уже было. «Лампочка Ильича» загоралась в сумерки и светила до 23 часов. Колхозная электростанция находилась около поселка Ленинского на реке Малая Какша. Каждый колхоз имел свою станцию. А централизованное электричество пришло где-то в 60-х годах.
 
Новую начальную школу выстроили в деревне уже без меня. Детей было много, и в старую половину избы уже не вмещались. Преподавали две учительницы: наша Антонина Ивановна и Таисия Васильевна Ермилова. Нам, пятерым сестрам, хоть и в разные годы, но посчастливилось учиться у Антонины Ивановны. А жили мы в четырех километрах от деревни на Маранском кордоне. Старожилы помнят этот кордон в лесу. В то время лесники селились обязательно возле своего обхода, для чего и строили дом прямо в лесу. На таком же расстоянии от Лопатино, но в другую сторону, был кордон Галки. С каждого лесника очень строго спрашивали за сохранность леса. С них же был спрос и за пожары, поэтому каждому проводили телефон, связанный с конторой лесничества. Оперативность в пожаротушении была высокая, хотя такой техники, как сейчас, тогда не было. 
 
Деревню Лопатино и соседнюю с ней Соловьево признали неперспективными в конце 70-х годов. Стали перевозить семьи с трудоспособными людьми в Верховское, где для них настроили квартиры. Многие пенсионеры и думать не хотели об отъезде. Осталась и тетя Люба. Похоронила свекровь, мужа и жила одна. Меня судьба забросила в другую область, а когда в 1976 году вернулась в родные края, то стала звать ее к себе. Она отказалась, мол, осрамлю племянниц, они ведь тоже уговаривают приехать. И еще долго жила в деревне Савино у племянницы, помогала по хозяйству. Скончалась в 86 лет. 
 
Ездила я нынче в Лопатино, но ничего не узнала. Где была улица и где тот дом – никаких примет. 
 
Нина Ковалевская, 
д. Каменник
Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
ИНН: 5204000590
ОГРН: 1025200939763