Главная Культура Из сучка да с задоринкой
18.09.2012
Просмотров: 739, комментариев: 0

Из сучка да с задоринкой

В любую погоду – будь то летний зной, промозглая осенняя слякоть или обжигающий кожу январский мороз – из невзрачного голубого контейнера, притулившегося рядом с домом, доносятся то жужжание станка, то деловитое постукивание молотка. Редкий день в мастерской никого нет, и там царит тишина. Выходных Евгений Александрович Червоткин (владелец всего этого хозяйства) почти не устраивает. Закончил делать скамейку для бани – тут же берется за изготовление оконной рамы. Рекламы не дает и объявлений на столбах не расклеивает. Клиенты находят его сами. Простоев в работе не бывает. Да и как иначе: Евгений Александрович – мастер своего дела. Не любитель-самоучка: профессионал! Как сказал Сократ, «ни один человек не занимается ремеслом, которому он не учился хотя бы немного». Так и мой новый знакомый: после окончания школы поступил в городецкое СПТУ № 30 на столяра. На мой вопрос «Почему выбрал именно эту специальность», только пожимает плечами: «Отец этим не занимался. Дед, правда, немного плотничал. Ребята-ровесники в Городец поехали, и я с ними».

Практика на Балахнинской мебельной фабрике, после службы в армии – работа в Шахунском РСУ, в спецсвязи, в комбинате БОН, средней школе №14 – все это время дипломированный столяр не расставался с инструментами. С уважением и благодарностью вспоминает мастер своих первых наставников – Н.И.Лугинина и А.В.Мелентьева.

- Многое пришлось постигать и самому, ведь в училище готовили узких специалистов для мебельных фабрик. А тут на каждом новом месте – своя специфика работы. Очень большие заказы в то время были: вся страна строилась. Сколько в советское время появилось новых зданий! И везде наши изделия были нужны. Только для одной фермы требовалось 140 рам! Хоть домой не ходи. Кто-то ругает строителей того времени: качество, дескать, плохое. Так ведь при таких масштабах трудно его добиться. Да и станки тогда были плохие. Помню, приехал после Балахнинской фабрики в Шахунью, как глянул, на чем придется работать, за голову схватился. А потом ничего – освоился. Со временем получил пятый – высший – разряд столяра.

В семейной жизни ремесло тоже пригодилось. Сначала дом поставили. Да не простой: из обычного деревенского настоящую игрушку сделали. О красоте этого терема писала и наша газета. Тогда среди многих типовых построек он, действительно, отличался своей необыкновенной красотой: наличники, углы, балкон – все резное, ажурное, блестящее новой краской.

Еще большее восхищение вызывало внутреннее убранство: чего только стоила мебель! - Неужели покупать будем? Сам сделаю! – ничуть не испугавшись нового, решил Евгений Александрович. Оригинальности идеи до сих пор удивляются все гости этого дома. Казалось бы, что тут мудрить: шкафы наподобие фабричных смастерил и – готово. Ан нет! Каждая дверца – иллюстрация к произведению А.С.Пушкина «Сказка о царе Салтане…». Три девицы под окном, богатыри, царевна Лебедь, купцы, белочка… Смотришь, и в памяти всплывают поэтические строки. В одной из спален – еще один шедевр: шифоньер с изображением церкви града Китежа. Куда ни глянь – всюду творения рук хозяина дома.

На почетном месте в доме Червоткиных – иконы. Лики на бумажной основе покупал в магазине, из серебристой и желтой фольги делал рифленые украшения, рамки тоже собственного изготовления. Только в доме самого мастера по приблизительным подсчетам около 200 таких образов, а сколько их в храмах и у прихожан – не перечесть. И хоть исторической ценности они не представляют, для автора особенно дороги.

Оправа для настенных часов в виде якоря, деревянные маски, оригинальные дверные ручки.

- Было время, по жести работал, - и мастер выставляет передо мной игрушечные креслица и столики. Немного потемневшие, погнутые детьми, они не потеряли своей прелести: если бы не рассказ самого Евгения Александровича, никто бы и не догадался, что эти замысловатые завитки сделаны из обычных консервных банок. Когда-то на потолке красовалась и жестяная люстра, со временем списанная «по старости».

На передней стене – имитация березового ствола, сплошь «заросшего» трутовиками. Немного фантазии, краски, лака – и сувенир готов. Впервые с древесным грибом мастер имел дело много лет назад.

- Как-то нашел в лесу огромный трутовик. Сразу в голове мысль промелькнула: «А ведь если его распилить пополам да лаком покрыть, красивая полочка получится». С тех пор она красуется в родительском доме, где Е.А.Червоткин проводит почти столько же времени, что и в Шахунье.

- Никак не могу расстаться со своей малой родиной. Люблю по лесу побродить, почти всегда ножовку с собой беру: вдруг пригодится. Особенно в последнее время, когда попробовал необычную мебель делать: с применением кривых веток и сучковатых стволов. Увидеть ее можно было в День города: взрослые и детские стулья, диван, стол, вешалки для одежды, подставки под цветы. Красиво, необычно и очень хочется потрогать руками: излучающая какое-то внутреннее тепло, она, словно генетическая память о прошлом наших далеких предков, с их простым, незатейливым бытом.

У современных горожан она пока особым спросом не пользуется. Хотя несколько экземпляров уже обрели новых хозяев. А вот наличники, которых шахунский столяр переделал великое множество, уехали и в Нижний Новгород, и в Москву, да и в Шахунье их немало. С особой любовью Евгений Александрович относится к этому делу, хотя и непростое оно: времени и сноровки требует. А еще – материала качественного. Вот с этим в последнее время проблемы. Если сучковатое дерево найти ничего не стоит, то хорошую доску наищешься. Немногие наши предприниматели, занимающиеся обработкой древесины, помочь могут, да, наверное, и не особо хотят это делать.

- Бери, говорят, кубов десять. А куда мне столько? Я, может, из них и двух досок не выберу, - сетует мастер. – Лучше всего для столярного дела сосна и ель подходят. Можно, конечно, и березу использовать, но она тяжеловата. Секретами умелец делится с любым, кто обращается к нему за советом. В ученики, правда, пока никто не просился: нет сегодня у молодежи к таким ремеслам особого рвения. А вот сына отец сумел посвятить во все тонкости обработки древесины. И, как гордо признает сам Евгений Александрович, ученик превзошел своего наставника:

- Даже лучше меня, чище работает. Например, двери или рамы щепетильнее сделает, аккуратнее. Не подкопаешься.

С удовольствием мастер демонстрирует деревянные шкатулки, украшенные резьбой, которые изготавливает его сына.

Глядя на творения Е.А.Червоткина, подумала: « Здорово, когда человек всю жизнь занимается любимым делом, и ему не приходится разрываться между работой и своими увлечениями». У шахунского умельца они почти всегда удачно переплетались друг с другом. И даже решив уйти с работы и отправившись в самостоятельное плавание, Евгений Александрович не пожалел об этом: любимое дело помогает и на жизнь заработать, и воплотить в жизнь интересные идеи. Их постоянно подбрасывают заказчики, а окружающая природа подпитывает энергией и служит источником вдохновения.

Ольга Зиновьева

Комментарии

Архив новостей

понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728    
       
ИНН: 5204000590
ОГРН: 1025200939763